Речь прокурора в суде образец

+ Дата публикации: - 10.09.2017 - 111 Просмотров

Заключение должно быть кратким, ясным, Образец обвинительной речи прокурора в суде, сильным по эмоциональному воздействию на слушателей. Иначе и быть не могло в царском суде, где не прокуроры действовали. Уважаемый суд, уважаемые участники процесса! Файл: Скачать Обвинительная речь прокурора в суде образец.

Оценка доказательств включает установление таких их свойств, как допустимость, относимость, достоверность и достаточность всей совокупности для подтверждения об­винения.

Структура обвинительной речи в суде I инстанции

Все доказательства должны быть получены из предусмотренных законом источников, в установленном законом порядке и надлежащим образом процессуально оформлены. В своем выступлении государственный обвинитель дол­жен четко и ясно показать, какие доказательства подтвер­ждают виновность подсудимого, какое обвинение можно считать обоснованным, а какие обстоятельства не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства и должны быть отвергнуты.

Следует иметь в виду, что ни очевидность дела, ни при­знание вины подсудимым не снимает с прокурора обязанность доказывания обвинения. Кони обращает внимание читателей на то, что сде­лал и виновен — разные понятия, поэтому, оценивая окончательно выработанные на судебном следствии доказатель­ства, можно делать указания на житейскую сторону дела, на практические условия общежития, на господствующие взгляды, на влияние среды, примеров, печати и. Иног­да могут оказаться необходимыми указания на физические и психические свойства пола и возраста обвиняемого лица на особенности его служебного или общественного поло­жения, которые сами по себе доказательством служить не могут и никакой проверке на судебном следствии не под­лежат.

Обвинительная речь прокурора крыма натальи поклонской

Ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Внут­реннего убеждения судей. И оценка собранных по делу доказательств. Личности подсудимого и потерпев­шего. И мыслей, не имеющих отношения к делу. Судьи, господа присяжные заседатели! Этого семейства был лишен жизни.

Еще по теме Речь обвинителя товарища прокурора КИ Кесселя:

И оценка собранных по делу доказательств. Разбирательства и должны быть отвергнуты. На влияние среды, примеров, печати и. Сдержанным в выборе слов и выражений.

Обвинительная речь прокурора (задание по риторике)

Нравственных начал дать не могла. Почему преступное деяние стало возможным. Которые получены из анализа улик». Труднее пройти — это суд».

Речь обвинителя товарища прокурора К. Кесселя: Господа судьи, господа присяжные заседатели! Господа судьи, господа присяжные заседатели! По делам, вы* ходящим из ряда обыкновенных, стороны, приступая к изложению своих дѳводов, нередко прилагают много усилий, чтобы обратить ваше внимание на важность дела и на то значение, которое будет иметь ваш приговор по этому делу.

речь государственного обвинителя в суде по уголовным делам образец

Позвольте мне не следовать этому примеру. Я делаю это потому, что знаю, что вы обращаете одинаковое внимание на все дела, которые подлежат ващему рас­смотрению; я вместе с тем полагаю, действительно, что важное дело не нуждается ни в каких усилиях для того, чтобы поставить его на какой-то особый пьедестал. A между тем эти усилия по­ставить дело на пьедестал, это, так сказать, муссирование дела несовместимо с тем спокойствием и хладнокровием, которое необ­ходимо для всестороннего и беспристрастного рассмотрения дела.

Поэтому позвольте мне прямо приступить к изложению обстоя­тельств дела. Я обвиняю подсудимую Засулич в том, что она имела заранее обдуманное намерение лишить жизни градоначальника Трепова и что 24 января, придя с этой целью к нему на квартиру, выстрели* ла в него из револьвера. Кроме того, я утверждаю, что Засулич сделала все, что было необходимо для того, чтобы привести свое намерение в исполнение.

Еще по теме Речь обвинителя товарища прокурора КИ Кесселя:

Из этого вы видите, что мое обвинение несколько разнитСя от того сознания, которое вы слышали от самой обвиняемой. По ее словам, которые вы слышали, у нее существовало безразличное намерение: или убить, или ранить градоначальника Трепова. Таким образом, по словам Засулич, она имела то, что юристы на­зывают альтернативным умыслом. Что в общежитии называется условным намерением. Я утверждаю, что дело было не так, но прежде чем перейти к доказательствам, я считаю нужным сказать, как следует смотреть на сознание обвиняемого. Всякому известно, что человек, по свойству своей природы, стремится к тому, чтобы устранить все для него неприятное; каждый человек, обладающий умственными способностями, взрослый, живущий в обществе, знает, что за преступление законом полагается неприятное для преступ­ника последствие; если, несмотря на все это, человек взрослый, живущий в обществе, обладающий умственными способностями, сознается в преступлении, TO из этого можно ВЫВОДИТЬ одно толь­ко заключение: что преступление действительно совершено лицом сознающимся.

Таким образом, сознание служит достаточным до­казательством тех фактов, относительно которых оно делается. Бывают случаи, когда человек, в силу указанного уже свойства своей природы, сознаваясь, умалчи­вает — вольно или невольно, умышленно или неумышленно — о не­которых фактах дела или, не скрывая фактов, придает им не то значение, которое они в действительности имели.

Я сказал все для того, чтобы объяснить, почему я вовсе не желаю упрекать Засулич в том, что она сознается, по моему мне­нию, не вполне: закон, как вам известно, дает подсудимому право даже вовсе не отвечать на вопросы» которые ему предлагаются; вакон поступает таким образом потому, что обвиняемому, в силу человеческой природы, весьма естественно и свойственно, умьши ленно или неумышленно, придавать фактам не то значение, кото­рое они имеют. Затем я перехожу к изложению фактов настоящего дела. Уже один взгляд на орудие, которым совершено преступление, наводит на ту мысль, что у Засулич было намерение не только ранить, но и убить.

Если бы этого намерения не было, то можно было бы действовать оружием менее смертоносным. Ho мало того, что са­мое оружие указывает на цель преступления, мало того, что пре­ступление совершено при помощи огнестрельного оружия,— OHO совершено наиболее сильным огнестрельным оружием. Вы слышали здесь показания свидетеля Лежена, который удо­стоверил, что кроме револьверов, называемых бульдогами, к чис­лу которых принадлежит и револьвер, купленный для Засулич, су­ществует только один еще род револьверов сильнее этих бульдо­гов. Но эти последние револьверы употребляются единственно для медвежьей охоты и по размеру очень длинны.

Следовательно, такой револьвер не мог служить для цели Засулич. Подсудимая Засулич, как она сама говорит, приобрела револьвер только для того, чтобы произвести выстрел в градоначальника Трепова; след­ствием уже доказано, что хотя она имела револьвер до соверше­ния преступления, тем не менее, для совершения -преступления она приобрела еще более сильный, именно тот, который у нее был взят. Что к нему был принесен другой револьвер, который гораздо длиннее бульдога, но бьет слабее бульдога.

Мне могут сказать, что Засулич давала одно только поручение купить револьвер и что для нее было безразлич­но, какой револьвер будет куплен. Я утверждаю, что это не.

генеральная доверенность на продажу автомобиля образец

Всякий человек, который исполняет какое-нибудь поручение, старается исполнить его так, как оно ему было дано. Сли было поручено купить револьвер и если куплен весьма СИЛЬНЫЙ, TO из этого можно вывести только одно заключение, что в действитель­ности было поручено купить именно сильный револьвер. Затем, если бы не требовался сильный револьвер, то для чего же было покупать новый, когда в руках уже имелся револьвер. Чей был револьвер, отданный Лежену при покупке бульдога? Ha во­прос этот можно дать два, ответа: или что револьвер принадлежал неизвестному господину, исполнявшему поручение Засулич, или что он принадлежал самой подсудимой.

Еслн остановиться иа первом предположении, то возникают следующие вопросы: почему этот господин, получив простое поручение купить револьвер, не предложил свой; почему он выбирал другой и приплачивал llpy6- лей к тому, который у него был? Рублей сумма, правда, незна­чительная, но для Засулич достаточно важная. Вы слышали, что она не имеет собственных средств к жизни. Она — акушерка, которая старается получить диплом на звание домашней учитель­ницы,— все это — занятия почтенные, но, к сожалению, дающие много труда и мало средств к жизни.

При таких условиях Засу­лич, если бы она не имела особой цели, не стала бы приплачивать деньги за новый револьвер, когда в ее распоряжении уже нахо­дился револьвер и без этой приплаты.

Если же отданный Лежену револьвер принадлежал самой Засулич, то заключение является то же самое: другой револьвер куплен только потому, что именно нужен был револьвер сильнее того, который имелся. Ho, спрашивается, для чего же нужен был сильный револьвер, когда и слабым на таком близком расстоянии можно было причи­нить значительное увечие. Расстояние было так близко, что выстрел, произведенный на этом расстоянии, все свидетели, а равно и эксперты, называют выстрелом в упор. Ha этот вопрос я отвечаю, что сильный револьвер был нужен Засулич потому/ что ей было мало вероятности достигнуть своей цели, именно убийства; ей нужна была полная в этом уверенность и для этого ей необходим был сильный револьвер.

Ho, кроме того, есть другие факты, дока­зывающие то же. Вы помните, что выстрел нанесен в весь­ма опасное место ~ в левый бок. Каждый, самый малосведущий человек знает устройство человеческого тела настолько, чтобы понимать, что выстрел, сделанный в этом направлении, чрезвычай­но опасен. Понятие о внутреннем расположении органов тела и о том значе­нии, которое имеют эти органы для жизни человека. Сопоставьте эти факты с объяснением Засулич, прибавьте ко всему этому заключение экспертов, которое вы от них слышали и по единогласному заявлению которых вы знаете, что выстрел причи­нил, несомненно, тяжелое повреждение, что он только случайно оказался несмертельным; что если бы пуля приняла несколькоиное направление, то исход был бы.

Если вы сопоставите все это с объяснением Засулич относительно безразличности для нее нанесения раны или причинения смерти, то вы придете к тому же заключению, как и я, то есть, что она приобрела револьвер для того, чтобы, выстрелив в градоначальника Трепова, убить его; она приобрела револьвер наиболее сильный; она, кроме того, выстре­лила почти в упор и по такому направлению, по которому всего естественнее можно было ожидать смерти. Bce эти обстоятельства достаточно убеждают в том» что она действительно покушалась на жизнь градоначальника Трепова.

Я теперь же хочу рассмотреть те возражения, которые мне могут быть сделаны защитою и которые я предвижу по вопросам, предложенным свидетелям во время судебного следствия. Мне могут быть сделаны следующие возражения: если Засулич дейст­вительно желала сделать выстрел только с целью причинить смерть, совершить убийство, если для нее не было безразлично убить или ранить, то почему она не выстрелила в то время, когда стояла лицом к лицу с градоначальником? Почему потом, когда градоначальник Трепов повернулся к ней боком, она не выстрели­ла несколько выше и не убила наповал?

Ведь она обладает неко­торыми знаниями относительно расположения внутренних органов человека, следовательно, легче другого могла направить свой вы­стрел прямо в сердце. Я полагаю, что это возражение не имеет значения. Адъютант Трепов предлагал ей вопросы, на которые получал отве­ты; следовательно, в это время он смотрел на Засулич, и, конеч­но, при малейшем ее движении он, как человек энергичный и ре­шительный, заметив дуло револьвера, сумел был отразить удар. Независимо от этого, я должен сказать, что я не причисляю Засулич к разряду тех людей, которые могут без малейшей степе­ни возбужденного состояния стрелять в человека, хотя бы они и задолго до этой минуты решились на такое преступление: как бы Засулич твердо ни решилась, все-таки ею должно было овладеть волнение в тот момент, когда ей пришлось приводить свое наме­рение в исполнение; вот это-то волнение и было причиной того, что она потеряла несколько секунд, в течение которых градона­чальник стоял перед нею.

речь государственного обвинителя в суде по уголовным делам образец

Кроме того, я должен заметить, что всякий человек, который обдуманно решается совершить убийство, конечно, прежде обставит дело так, чтобы оно совершилось наиг более удобно, так, чтобы то действие, которое направлено к убийству, действительно вело к этой цели. Ho почему Засулич, когда градоначальник Трепов повернулся к ней боком, не выстрелила, вернее, не убила Трепова наповал? B ответ на этот вопрос я попрошу вас вспомнить обстановку, при которой произведено покушение.

Из показаний свидетелей Курнеева, Греча и Цурикова вы знаете, что все они находились близко от Засулич. Bce они находились тут для того, чтобы испол­нять распоряжения градоначальника ' и наблюдать за порядком.

заявление в суд о признании права собственности на гараж

Мы не имеем никакого основания предполагать, чтобы они не ис- полняли своей обязанности; если бы они ^то-нибудь. Заметили, то, конечно, тотчас же постарались бы предупредить происшествие. Курнеев показывает, что немедленно после подачи прошения он показывал глазами Засулич, чтобы она уходила. Когда Засулич поняла, что ей необходимо уходить; когда она увидела, что оста­валось только несколько секунд для приведения намерении в ис­полнение;, что Курнеев. К ней с просьбой удалить­ся,— ей оставалось только произвести выстрел так, чтобы стояв­ший близко от нее градоначвльник не заметил этого выстрела.

Она так и сделала, она не подняла насколько нужно руку с ре­вольвером; она выстрелила>, не вынув револьвера из-под тальмы.

бланк претензии на некачественную услугу образец

Если бы она еще немного пригодшгла револьвер, то это было бы замечено Куршеевым и Гречам* которые бросились бы к ней с целью отнять револьвер. Прибавьте еще к этому, господа присяж­ные заседатели/ то смущение, в котором находилась. Засулич; оно также былО' шршиной того* что гооивдшг. Трепов не получил смер- телъной-раньк Правда, свидетель Цуриков говорит, что он не за­метил, чтоб Засулич: была смущена после происшествия, а Цуриков наблюдал за нею немедленно после происшествия, но это было не спокойствие;, не хладнокровие,— это было оцепенение, наступаю­щее в человеке после сильного нервного напряжения.